Nyksa_Alien
Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
...собственно, когда из дальних земель набрели новые вероучители, босые, и подпоясывающиеся веревками, это было знамением грядущего финала Авалона и правления Корвина.
Как вы можете видеть - это по сути иранская мифология, Солнечная Династия Пишдадидов.
(А как вы думаете, откуда в Тени Земля у Фирдоуси она взялась?*)

_______________________________
Об Авалоне из внутреннего монолога Корвина.


Я сказал о Авалоне сыну. Следовало. А теперь ощущаю, что не знаю, сумел ли объяснить. Мало, что гонка в иных делах и скованность полузнакомства. К сожалению, я не могу говорить об Авалоне подробно до сих пор. В Хаосе где слышать? Разве в Тени Земля. Я просто сообщил, где можно найти в общих чертах, хотя по какой-то Тени. Авалон погиб в кровавых раздорах. Но довершила его явясь как из неведомой земли армия доспешных мужланов, предводимая ересью, а как они считали, новой, более очищенной верой. Я не знаю, нашли ли они лучшую истину. Но пока по пути к ней они просто все разрушили. Мне пришлось смотреть, как Круглый Стол разрубили на куски, зовя местом, запятнанным идолопоклонством, как с серебряных башен коваными таранами сшибали дивные скульптуры, как стигматы скверны. Я несколько раз пытался договориться с безумным народом, я даже сломал Грейсвандир, – публично, поклявшись, что отрекаюсь от нее, и от любых иных своих причастностей к демонским силам и не буду применять. (Конечно, солгал, сломав копию, настоящую припрятал.) В конце концов безрадостно попал в плен. Потом я исчез оттуда, выпущенный некой доброй дамой, сообразно преданиям. Из всех моих Отображений я стыжусь более всех того, кто позволил себе сбежать, в башне подменя оруженосцем. Отображения – всего лишь, всего лишь несовершенные копии. Они неуклюже повторяют наши же поступки. Почему-то именно это предательство я чувствую так, будто я его совершал. Должно, Галахэд сумел убедить, что ему плохим не закончится, а я струсил, жаждуя жить.

Может быть, мне следовало заслать убийцу к пророку Тальгесину, когда он начал проповедовать, невзирая его покровителей, лет за пятнадцать до начала всего.

А позже я повстречал Лорайну. И страна называлась Лорайна, а правил там тоже я. Он четвертовал ее деда, вожака простонародного восстания, и страна по крайней мере не развалилась. Деда не помню, в Авалоне при Тальгесине подвизаться мог другой, и другие. Потом, у нас провидцы были бравые, отлично управлялись с палашом и крестились из-под шлема, а тут лишь туже подпоясывали рясы. Когда она узнала во мне лицо того Корвина, покинула меня, и погибла.

Был некий миг соблазна, хотелось остаться, и дать меня сжечь. И пусть бы посмотрели на принца Амбера!!! Меня сочли демоном всерьез. Меня тоже считали бы тираном, но сорок лет спустя я бы был мучеником, и о том бы сочиняли песни. Через двести лет люди рассказывали бы легенды об Авалоне, каким он был при мне, и хотели бы туда вернуться.

В одной из соседних Теней уходя я встретил сэра Беакура. Странною была встреча, при лунном свете…

Он сказал мне – что сам срубил свои шпоры, что уверовал искренне, что он проклял меня и мое имя, что он заставляет себя подчиняться неотесанным пророкам, памятуя, что в них пребывает Дух, к тому же вояки они отменные и под гимны изрубили своими бердышами королевскую рать, так что прислушиваться в ним в военных советах не стыд рыцарю. Конечно же, он принял меня за его короля. Это он мне рассказал о Галахэде. Я просто прогуливался под луной, и смотрел на дело рук своих. Я не стал спрашивать его, помнит ли он своего брата, и все их мятежи, это сейчас было несущественно. Он сказал мне, что он предал своего короля ради веры. При нем было двое арбалетчиков. Он приказал им подъехать поближе, и хорошо ли запомнили это лицо. Они сказали, что запомнили. Он приказал, – если они увидят, что я вернулся с материка и опять ступил на землю страны, или увидят меня в стране где-то еще, убить на месте. И уехал.

Я окликнул его, и он вдруг вернулся опрометью. Я сказал: спасибо. Тогда он неожиданно сказал, что к северо-западу наводят порядок три крупных конных их отряда, чтоб на всякий случай, чтоб я не наткнулся. А что он сам скачет один-третей при луне? Он ехал к сиду Кель-Сигне, надеясь упредить, чтоб те пытались скрыться, пришли известия, в той стороне громят, и в Кель-Сигне пару раз ковали ему недурные доспехи, и нынче у них заказ.

Конечно, сказал я. Всегда приятно завалять насмерть прекрасную девицу, и расхитить пресловутые серебряные сокровища, тем более если можно расхрабриться во имя неба. Обитатели полых холмов что им-то сделали? Они ему вовсе ничего не сделали, и их вера не попрекает их существование, пусть бы лишь не вмешивались в дела смертных, а они это и делают. Но в дни переворотов воистину всплывает все дурное, особенно потому, что при том порядке нельзя. Если вблизи есть их конные силы, сказал я, он бы мог успеть вызвать их. Вот как? высокомерно сказал Беакур. Мы не станем брать их под защиту от крестьян. И не вам бы – сказал он – вступаться со советами. Своими – вы уже довели страну – вот до этого.

А вот Ланс тоже набрался их новой веры, – но все равно продолжал сражаться за меня. А потом вдруг ушел в монастырь.

Странные эти дела, с верой. Сложные.

Вернувшись в Амбер, я узнал, что у отца были небольшие проблемы с армией религиозной фанатички. Совсем небольшие, как было сказано. Незначительные. Спасибо папаше! У него были небольшие проблемы! А у меня были большие проблемы!!! Его проблемы прокатились через все Тени!!! Я же не буду самонадеянно вопеть, что это мои проблемы докатились до Амбера!..

Сейчас той Тени не существует. Не знаю даже я, воистину что сталось с ней. Говорят, ее поглотило море, или еще передают, что будто силы стихий, которых осквернили и истребляли, возмутились, и обернули свои силы на людей, и разверзли в безумной защите землю. Впоследствии я сочинил об Авалоне парочку песен, и распевал их, если был пьян.

Что Бенедикт теперь сделал с Авалоном, подумал я? Если он много времени проводит в Амбере, и главнокомандующий силами королевства. Неужели поставил коннетабля и управляющего, тянет оттуда рекрутов, и раз в год приезжает с родичами на охоту? Мне было б жаль, если так. Мне казалось, Лорд-протектор Бенедикт полюбил эту Тень, так похожую на мой Авалон, что почти не отличить. Может, погостить у него: еще раз. Как-нибудь потом.

@темы: Янтарь, Литдыбр