23:43 

Бедные мы, бедные.

Nyksa_Alien
Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Даже на Правдорубе тред о Хрониках Амбера загнулся на втором десятке комментов. :-D
Верно, правдиво кто-то сказал – сняли бы хоть анимэ, все бы ожило.

И что? Вот почему нет? Мульт по «Последнему единорогу» Бигля есть, и даже почти все удалось передать, хорошо, по-настоящему передать.
Опять же по Магу Земноморья мульт сделали, пусть случай иной, с большей степенью отдаления, но смотрибельный.
Правда, несуществующему фэндому «Земноморья» это ничем не помогло ;-)

Из принципа решила, напишу все-таки это – Далта и Люка. Кое-что обдумывается. И даже, по ходу думания, сюжет появляться начал.

Тут сразу два вопроса.
Начальная часть истории, там, где «вождь краснокожих». Соблазн, придать Люку черты и включительно слова этого мальчишки, - тем самым подать ясно, с чего Отражение у О.Генри. Но – нет. В их истории нет юмора, и не было никогда. Чтоб Люк его мог смешить. Чтоб Далт от него отмякал, оттаивал. Там скорее нечто – волчонок при волке, ощущение родства, ответственность, и "охоться как я, кусай как я". А человеческого тепла… человечье тепло у них зачало появляться относительно очень поздно.
В Далте этого человеческого тепла настолько мало, как может быть у вояки-профи. Он не обаяет – он завоевывает уважение.

Мм... Для затравки.

* * *

В городе Агере нет таверн. Таверна – великое изобретение, несравненное, но их нет. И пабов – нет. В городе Агер есть aguerqilke, и подают в них aguardiente. В Агере так жарко, что мозги вытекают с потом. Неведомо из чего гонят aguardiente, но воняет оно потом и ногами поденщиков.
Над беленой приземистой плоской крышей замер жестяной петух. Сзади в загородке из железной сетки греблись петух и куры живые. Черный непроглядный провал вел вниз, на глиняные ступени. Внизу могло бы быть наконец прохладно, если б не посетители. Посетители – десяток поденщиков, охотник в широкой шляпе и сапогах по колено, кокотка из тех, что в двадцать выглядят на сорок, а в сорок ровесницей Единорога, тьфу! Она сидела на бочке возле хозяина, держала ее порцию мескилы в крохотной рюмочке, пригорюнясь. Бочка была единственной.
- Рита, слазь, освобождай тару! – скомандовал хозяин. – Садись, Ринальдо, сейчас мы для тебя вскроем свеженький бочонок!.. Мм, не пожалеешь!
«Кота нет», - подумал непроизвольно Ринальдо. Потом он отметил это вслух.
- Давно не был, - сказал содержатель. – Толкуют, Кота прикончили.
Во всех Тенях дальше, в третьем их круге, в четвертом, и прочих, такие Риты и такие хозяева толклись одинаковыми, будто под копирку. Но здесь, во втором круге, они были единственными, настоящими. Таких больше нет.
И если Кот Мандер сдох, Отображение его из третьего круга, из четвертого, никто не мог заменить. Уже хотя бы потому, что отображения синего камушка, траголита в руках ввек не держали, их к себе не притянешь.
Потом Ринальдо поглядел на женщину, сморщился, взял хмельное, и пошел знакомиться и подсесть к охотнику, кто с меланхоличностью местной расы пропивал партию кож буйволов. Впоследствии Ринальдо хорошо был заметен тем, что собирал вокруг себя невероятные причудливые компании. Они горланили рьяно. Пить с незнакомцами, то же, что пить в одиночку. Если не найдет Далта, тысячелетиями, всю его долговечную жизнь ему предстояло пить в одиночку. В семнадцать лет все события кажутся огромными и навсегда.
Сумерки - были лиловыми, как каракатичьи чернила, стремительными как пуля. Вот и чернота между вощин звезд.
Он лейтенант, он ценит себя. Ему нужен лучший. Он знает. Хорошего предводителя легко не появится. Из мириадов и тысяч. Кондотьеру не выбирать, в их среде им с Далтом приходилось пожимать множество рук, на иные из каких сам не плюнул бы. Кондотьеры – обширный спектр. Так что он знал – из миллионов и миллионов теней, за тысячи лет. Нужен и опыт. Далту за полтораста. Сколь мне, семнадцать?.. К тому же, хотя принцы и мой дед вроде блудили порядочно, последствий что-то не видать, матери, может, удалось мощной магией, как волшебнице, пришлось постараться. Может, бесплодна со смертными янтарная кровь.
Далт ненавидит ядовитую эту кровь, и себя ненавидит за нее, Далт спит только с шлюхами, чтоб эта проклятая кровь не продолжалась. Ринальдо хлопнул себя по лбу. Ба! Он же что упустил! Он пошел в местный публичный дом.
Девочки там были посвежее и почище, чем по питейным заведениям, а содержательницу в кудряшках можно расспросить.
- С полгода как не видели. Нет. О, зато dantore офицеры, офицеры из Vjeha Guardia были. Рассказывали, - что за огромная была облава, дантор Ринальдо! Как они у нас пили, а сколько aguardiente им пришлось бочонками туда завозить! Ведь там холодно так в горах, dantor. Вообразите. Они сторожили неделями, одна скала, другая скала, а этот в одно ущелье, в другое ущелье, - и напоролся на отряд милисиянтос из окрестных, жестокая была стычка. Они вытирали кровь с сапог губками, о. А этот ranchedor со Львом таки ушел с немногими вроде бы. Одного блестящего офицера обвинили, что его упустил.
- И это бывает.
- Такой молоденький!
- Кто?
- Офицер.
- И это бывает.
- Его казнили тут на площади, я плакала, дантор.

Если зарыться в расплывчатую чуждую плоть, можно ни о чем не думать.

* * *


@настроение: креатив

@темы: Янтарь, растабары, Литдыбр

URL
   

По дороге в Мандалай

главная