Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: янтарь (список заголовков)
18:10 

Свой запас карман не тянет

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Название: Ответ
Персонажи: Мерлин, Джасра, ОМП и еще один персонаж, которого в каноне мне всегда было пламенно жаль
Жанр: экшен
Рейтинг: G
Дисклеймер: нет, нет, не возьму я никаких денег - хоть в карманы суйте!.. хотя... даже охота... А Желязны принадлежат мир, герои и вечное уважение
Предупреждение: смерть персонажа


- Кто тебя послал? Как ты нашел меня?
- Спроси кого-нибудь другого, от меня ничего не добьешься.
©Желязны.



Ответ.



...Я вспомнил. Дернул отворот.

- Сними.

- Эй!

- Сними, сказал, уймись, жук, не то уйму.

Бариец сторожил в подворотне со шлюхой, кося под пьяного. Его дублет облит сивухой, разит на квартал. Я с Козой раздели его в две руки. Комок тряпья летит прочь.
читать дальше


@темы: Янтарь, растабары

18:59 

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?

Автор: я
Беты: 4 человека IRL
Персонажи: Мерлин, Люк.
Рейтинг: G
Жанр: экшен
Тайминг: постканон
Дисклеймер: герои принадлежат Желязны и, возможно, еще кому-то. Использованы несколько перефразированные, посмертно опубликованные стихи Бориса Слуцкого.


Третий Паттерн.


Когда светляки вьются у незыблемой глади моря, парафраз их можно принять за далекие фонари рэбманцев, и даже светящихся анчоусов. Но в любом глухом оттиске Амбера, раздираемого шквалами, тихое, безмятежное море - сейчас нонсенс, они и звезды соперничали одиноко. Люк Рейнард на камне, подтягивая сапоги, глядел на хрустальную толкотню впереди. Махи зыби, в рост прячущей парусный ял, бесшумно нарождало из черной, из небытия черной тьмы. При всем отливе, отмель по панно скал испещрена грязными пеной и водорослями, с ровным звонким рыком раздираясь на клиффе, вбегали темные потоки. Я не был рад мочить ноги, и отчасти не верил, отчасти любопытно завидовал. Он впрямь любуется на тварюшек.
- Кстати, не вздумай попытать в настоящем Амбере. Там в эту дыру ни смычки, лишь затопляемая пещера-тупик и донельзя занятная нехилая колония листоносов, - он сообщил задорно.
читать дальше

@темы: растабары, Янтарь

20:31 

В сомнениях

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Выявлен кинк-фест по Амберу.
С одной стороны, слеш, такой слеш. Читаю заявки - особенно слешные - убиться и не встать. Добрая половина из разряда УБ - "уже сто раз было". Если не на этом материале (не в этом фэндоме то бишь), то в других. Стандарт, штамп, формат правят бал. "Истории про попаданцев" в фэндомном варианте. 2/3 заявок, как я поняла, даже если будут исполнены, мне и читать не хочется.

С другой стороны, там смешанный контент - часть заявок джен, и гет.

И какая засада...По меньшей мере две темы - у меня в продуманном виде.
а) Дара/Корвин, после отречения и "пропажи" Корвина, БДСМ.
Там такой наворот событий, включая побег Корвина. И эта фишка с сигаретами. "Алтарный ладан, воскурения, даже дым твоей сигареты. Это все путь не только отсюда - туда, но и СЮДА - оттуда. Никогда не задумывался, король?" Только там чуть ли не половина сюжета оттянута на себя его командой. Пятеркой "рыцарей". ...Король, закурить есть?
б) Далт и Ринальдо. Знакомство "бойскаутов", начало их дружбы. Приключения, можно юмор. (Это дженовая чисто заявка).
Только у меня они не "бойскауты". Далт на целую жизнь старше, отец-командир, который разбирается с подростком из разряда "Вождь краснокожих".
В отличие от а), где сюжет прочно сбит и налажен, только пиши, завязка, кульминация, развязка (жутко грустная), - в б) отношения, ПОВы продуманы, а сюжета острого нет как такового. Никогда цель себе не ставила.
Но а) так огромно и серьезно, что смешно такое на КИНК-ФЕСТ (фак, вирусный капслок налепился!!!)
а напишут *могу вообразить как.
А б) я бы не взяла, ибо по-иному их отношения не вижу, а сюжетной изюминки в таком ракурсе нет и предвидится.

Или таки взяться?.. А у меня времени нет критически. Статья. Своя писанина в 2 шт.
Винегрет чувств и желаний.

@настроение: дайте мне лишний год жизни, не облагаемый налогом

@темы: Литдыбр, Янтарь

23:43 

Бедные мы, бедные.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Даже на Правдорубе тред о Хрониках Амбера загнулся на втором десятке комментов. :-D
Верно, правдиво кто-то сказал – сняли бы хоть анимэ, все бы ожило.

И что? Вот почему нет? Мульт по «Последнему единорогу» Бигля есть, и даже почти все удалось передать, хорошо, по-настоящему передать.
Опять же по Магу Земноморья мульт сделали, пусть случай иной, с большей степенью отдаления, но смотрибельный.
Правда, несуществующему фэндому «Земноморья» это ничем не помогло ;-)

Из принципа решила, напишу все-таки это – Далта и Люка. Кое-что обдумывается. И даже, по ходу думания, сюжет появляться начал.

Тут сразу два вопроса.
Начальная часть истории, там, где «вождь краснокожих». Соблазн, придать Люку черты и включительно слова этого мальчишки, - тем самым подать ясно, с чего Отражение у О.Генри. Но – нет. В их истории нет юмора, и не было никогда. Чтоб Люк его мог смешить. Чтоб Далт от него отмякал, оттаивал. Там скорее нечто – волчонок при волке, ощущение родства, ответственность, и "охоться как я, кусай как я". А человеческого тепла… человечье тепло у них зачало появляться относительно очень поздно.
В Далте этого человеческого тепла настолько мало, как может быть у вояки-профи. Он не обаяет – он завоевывает уважение.

Мм... Для затравки.

* * *

В городе Агере нет таверн. Таверна – великое изобретение, несравненное, но их нет. И пабов – нет. В городе Агер есть aguerqilke, и подают в них aguardiente. В Агере так жарко, что мозги вытекают с потом. Неведомо из чего гонят aguardiente, но воняет оно потом и ногами поденщиков.
Над беленой приземистой плоской крышей замер жестяной петух. Сзади в загородке из железной сетки греблись петух и куры живые. Черный непроглядный провал вел вниз, на глиняные ступени. Внизу могло бы быть наконец прохладно, если б не посетители. Посетители – десяток поденщиков, охотник в широкой шляпе и сапогах по колено, кокотка из тех, что в двадцать выглядят на сорок, а в сорок ровесницей Единорога, тьфу! Она сидела на бочке возле хозяина, держала ее порцию мескилы в крохотной рюмочке, пригорюнясь. Бочка была единственной.
- Рита, слазь, освобождай тару! – скомандовал хозяин. – Садись, Ринальдо, сейчас мы для тебя вскроем свеженький бочонок!.. Мм, не пожалеешь!
«Кота нет», - подумал непроизвольно Ринальдо. Потом он отметил это вслух.
- Давно не был, - сказал содержатель. – Толкуют, Кота прикончили.
Во всех Тенях дальше, в третьем их круге, в четвертом, и прочих, такие Риты и такие хозяева толклись одинаковыми, будто под копирку. Но здесь, во втором круге, они были единственными, настоящими. Таких больше нет.
И если Кот Мандер сдох, Отображение его из третьего круга, из четвертого, никто не мог заменить. Уже хотя бы потому, что отображения синего камушка, траголита в руках ввек не держали, их к себе не притянешь.
Потом Ринальдо поглядел на женщину, сморщился, взял хмельное, и пошел знакомиться и подсесть к охотнику, кто с меланхоличностью местной расы пропивал партию кож буйволов. Впоследствии Ринальдо хорошо был заметен тем, что собирал вокруг себя невероятные причудливые компании. Они горланили рьяно. Пить с незнакомцами, то же, что пить в одиночку. Если не найдет Далта, тысячелетиями, всю его долговечную жизнь ему предстояло пить в одиночку. В семнадцать лет все события кажутся огромными и навсегда.
Сумерки - были лиловыми, как каракатичьи чернила, стремительными как пуля. Вот и чернота между вощин звезд.
Он лейтенант, он ценит себя. Ему нужен лучший. Он знает. Хорошего предводителя легко не появится. Из мириадов и тысяч. Кондотьеру не выбирать, в их среде им с Далтом приходилось пожимать множество рук, на иные из каких сам не плюнул бы. Кондотьеры – обширный спектр. Так что он знал – из миллионов и миллионов теней, за тысячи лет. Нужен и опыт. Далту за полтораста. Сколь мне, семнадцать?.. К тому же, хотя принцы и мой дед вроде блудили порядочно, последствий что-то не видать, матери, может, удалось мощной магией, как волшебнице, пришлось постараться. Может, бесплодна со смертными янтарная кровь.
Далт ненавидит ядовитую эту кровь, и себя ненавидит за нее, Далт спит только с шлюхами, чтоб эта проклятая кровь не продолжалась. Ринальдо хлопнул себя по лбу. Ба! Он же что упустил! Он пошел в местный публичный дом.
Девочки там были посвежее и почище, чем по питейным заведениям, а содержательницу в кудряшках можно расспросить.
- С полгода как не видели. Нет. О, зато dantore офицеры, офицеры из Vjeha Guardia были. Рассказывали, - что за огромная была облава, дантор Ринальдо! Как они у нас пили, а сколько aguardiente им пришлось бочонками туда завозить! Ведь там холодно так в горах, dantor. Вообразите. Они сторожили неделями, одна скала, другая скала, а этот в одно ущелье, в другое ущелье, - и напоролся на отряд милисиянтос из окрестных, жестокая была стычка. Они вытирали кровь с сапог губками, о. А этот ranchedor со Львом таки ушел с немногими вроде бы. Одного блестящего офицера обвинили, что его упустил.
- И это бывает.
- Такой молоденький!
- Кто?
- Офицер.
- И это бывает.
- Его казнили тут на площади, я плакала, дантор.

Если зарыться в расплывчатую чуждую плоть, можно ни о чем не думать.

* * *


@настроение: креатив

@темы: Янтарь, растабары, Литдыбр

22:59 

О вторжении в мою жизнь темных эльфов и иже с ними.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Упреждаю главное и сразу. В настолки РПГ и ролевки не играю и не играла, к-РПГ-шки с эльфями тоже. То, во что играла – это военные стратегии современной войны, и чтоб вести штурмовые вертолеты, перед миссией всласть р-р-р-рразбомбив свой аэродром ))) А самой интеллектуальной компьютерной игрой искренне почитаю «Тетрис».

В 90-е я знала, что есть на свете такой Сальваторе, с книжкой про «Темного Эльфа», довольно попсовой. С меня хватало. Я тогда читала Гуревича, лангобардские законы и гонялась как черт за исландскими сагами.
Рядом с тамошними убийствами и интригами, страстями и нравами все фэнтези-эпики идут лесом. Куча офигительных персов с офигительными судьбами. Заходите, короче, к нам в Лаксдаль, не пожалеете… если останетесь живы.
Втянуло вслед – немецкий эпос, мифоэпос, иранский эпос, «Сага о Тидреке». Первоисточники рулез.
Ну а еще я собирала ПСС Желязны.

Так что какие там новодельные дроу, - рядом с альвами, и лукавыми полуальвами, в т.ч. собственного сочинения.

Теперь сразу скажу. В последнее время я серьезно пересмотрела отношения к серии «Форготтен Реалмс».
Я полагала, что это книги, пишущиеся по ролевой игрушке из Д&Д.
А фиг, матчасть учите, дэвушка!
Оказывается, еще в конце 60-х годов, когда Желязны писал «Создания света, создания тьмы» и «новая волна» переворачивала жанр, – жил-был такой рьяный фанат фантастики и графоман-новобранец Эд Гринвуд, и уже сочинил некий собственный мир и пописывал о нем истории про Мирта Ростовщика, впоследствии в ФР одного из Тайных Лордов Уотердипа/Глубоководья. Заодно увлекался ролевыми играми, стал известным игроком, потом мастером, и начал пописывать в профильные издания. Малость перекроил правила магии в своем авторском мире, чтоб стыковались с правилами «Донжон-н-Драгон». А кто запретит? Спрашиваю. Что плохого? Своя рука владыка, хозяин бог. В своем праве. А в конце 80-х предложил фирме-владельцу бренда купить у него авторский мир, – чтобы другие авторы могли писать внутри его декораций книжки, а разработчики ролевых и компьютерных игр могли сочинять о Абейр-Ториле игры и рулбуки.
В контрактике отдельной строчкой было, ясное дело, что Эд Гринвуд тоже может сочинять о Фаэруне книги под трейдмаркой и печататься. (Перечитайте фразу).
Судя по уровню его романов, вряд ли его бы еще кто напечатал.
Бывают композиторы-мелодисты, и композиторы-аранжировщики. Лишнее доказательство, что тот, кто может сочинить мир, придумать в нем увлекательный сюжет, и описать все это живым и литературным слогом – не всегда один и тот же человек.

Таким образом, по истокам Забытые Королевства – не игрушка, а самое обыкновенное литературное явление. Так же, как Лавкрафт поощрял всех писать истории с участием его мифов Ктулху, а множество авторов сейчас пишет про Шерлока Холмса. Авторский литературный мир Эда Гринвуда, с героями и декорациями, в песочницу которого впоследствии пришли поиграться другие сочинители.
Ффух.

Желязны вот никому не дарил участия в Амбериаде. Но в других, в чужих проектах участвовал. А Гринвуд – человек настолько компанейский, или настолько… Отселе очень интересно (я наткнулась и задумалась) – незавершенный рассказ в «Амбериаде». «Тайна Амбера» совместного авторства Желязны и Эда Гринвуда. Точнее, Гринвуд скорее за ним стенографировал. Это когда Гринвуд брал у него интервью.
Рассказ про Корвина от Гринвуда и Желязны! Ого!.. Тот, кто меня знает, поймет, что с этого дела к Забытым Королевствам я весьма подобрела.
Хотя, казалось бы, в огороде бузина, в Киеве дядька.

Но по сути, – интуитивно делается понятным, что Гринвуд отпустил свои realms на вольный выпас – это у него в характере. Такой вот дядька Эльминстер.

И вообще это в духе америкосов и западников – кто-то из коллег подает идею сборника, канву цикла, – и народ гуртом пишет, по рассказику. У нас сборники делаются постфактум, а у них – междусобойчиком.
Где еще можно написать «роман в семи новеллах» про домочадцев лорда в Сембии. (Полу С. Кемпу достался в герои дворецкий, а Лизе Смедман – горничная). Но это потом.

Теперь по порядку. В наших краях появилось издательство «Максима», черные обложки Сальваторе стояли на магазинных полках и меня не привлекали ничем. Повторяю, ничем. Чукча – не ситатель. Чукча писатель. Разве что бесили количеством. Но в 2005 году я нагнулась к нижним полкам в книжном и заценила заглавие – «Дочь дроу». Ух ты, подумала я, как вы уж знаете, подкованная в Вальтер Скотте, скандинавских суевериях и проч. и проч. Дроу – это ведь трау? Ну молодцы!

Вообще-то на деле трау/драу с Шетлендов и Оркнеев – не эльфы. Это низшее звено цепочки трау/тролли – труллы – турсы/йотуны, так же как ночные альвы – низшее звено цепочки свартальвы//цверги – лессальвы – ваны из Ванахейма. Ну да ладно.

Знакомство разработчиков ФР с мифологической экзотикой меня восхитило, и взяла я книгу Элейн Каннингем и раскрыла. И купила. Ну как я могла устоять против русского берсерка Фиодора из Рашемена (ну Феди) с такими симпатичными сказками и походным самоваром. И разумеется – хищной избушки на курногах.
И против мерисьюшной, ну да, но такой живой и мажористой, реальной Лириэль Бэнр.

Вот так я познакомилась с Мензоберранзаном.

Подземье было описано как своеобычный, самодостаточный мир. Мне особо запомнился подземный сплав по рекам.

У Каннингем подано так, что в это Подземье можно захотеть уйти жить безо всякой Ллос. Всюду жизнь, всюду увлекательность, всюду страсть и поэзия. Одни живут в море, другие – в подземьях, третьи в вечных снегах. И нечего пинать дроу только за то, что у него слезятся глаза на свету.
Ну может «гринпис» по мне плачет.

Вот такая я неискушенная – я тогда впервые прочла слово «дроу». Зацените! И узнала про Мензоберранзан тогда же, когда про храм Променад и почитательниц богини Эйлистраэ. Как говорила мне одна знакомая, примерно в те же года, про политику – с тобой так приятно разговаривать: у тебя такой незамутненный ум! (Это оттого, что я не знала, кто в стране у нас спикер.)

Итого стала я ходить впечатленная, и, себя жутко стыдясь, рассказывать всем вокруг, что, оказывается, по Форготтен Реалмс и приличные авторы иногда книжки издают!
Пишущие знакомые смотрели на меня с легким соболезнованием, и покупать либо читать Каннингем не спешили.

А я вскоре купила вторую книжку про Лириэль и Фиодора, «Паутина». И мне еще больше понравилось.
Тамошнее море такое же изумительное, как Подземье. И рунная магия. И детективная загадка на 6 с плюсом. А «Крылья ворона», хотя ждала, не купила – просмотрела у книжной полки и решила, что завершение серии слито, и вовсе не из-за смерти Главгера. Я безжалостная. Не только в этом случае. И кстати, я до сих пор считаю, что Виндуокер/Крылья ворона, написанная через восемь лет после первых двух книг, под напором фанатов для закрытия серии – однозначный слив.

И больше меня на черненькие обложки не тянуло. Как-то раз раскрыла что-то из серии «Война Паучьей Королевы», и сплюнула. Может, когда потом для полноты картины прочитаю, но покупать не буду. Это точно.

Мы с темными эльфями распрощались, как в море корабли, и пошла я жить дальше, абсолютно не заинтересованная остроухими.
Ба!
Дальнейшая история – феерична.
Я выменяла книжку у знакомого. Причем выменяла как – я сказала, вот дарю, написана хорошим слогом, сюжет увлекателен, но внутри такая гипергрязь, что я не хочу, чтобы это стояло у меня в доме. Причем это говорит человек, кто купил «Дочь железного дракона» Суэнвика и пришел от оной в восторг и перечитывает. Возьмите, может раскритикуете.
Ну а мне отдарились со словами – вот, дарю тоже плохую фэнтези.
Я засмущалась, и взяла. Дорогой, многоуважаемый **! Искренне заявляю, ваша изощренная месть удалась! Знаете ли Вы, что со мною исделали, нещасною и горемычной?
Это была кирпичина «Голдколлекции» – «Темные тропы» Сальваторе.
Первая глава начиналась прямо с имени – Артемис Энтрери.
И я поплыла. Кто бы не поплыл?
Я про персов не знала, повторяю, не знала ничего абсолютно. Когда этот мужик, наемный убийца, после шести лет отсутствия вернулся в Калимпорт – на меня дохнул вестерн. Не гангстерская драма, хотя и она, но – «За пригорошню долларов», «Хороший, плохой, злой», и сугубо – о да: «Непрощенный». Клинт Иствуд поглядел со страниц. Про темноэльфийскую компанию я почти пропускала. По ходу возник Джарлаксл и мельком понравился. Блин! начинать читать про Энтрери с его финальной дуэли с Дзиртом – это – это лечь и не встать, это сгореть и растечься пеплом. Ведь таких людей, кто жизнь отдаст за дуэль с чемпионом, я тоже чувствую как воздух. Приплыли. И поплыли, безмолвно рассиропившись и блаженно кивая головой, как китайский болванчик.
На излете взялась я за второй роман. Любопытно, в «Незримом/безмолвном клинке» я про Вулфгара почти пропускала, а вот «Хребет мира»… повторяю, про персов я не знала ничего, и возможно, поскольку меня никто не предупреждал, что книга плохая, (потомушта Вулфгар в запое и Дзирта нету) – мне понравилось. Мне зверски понравилось, я холодела, и я доселе того же мнения. Возможно, Сальваторе сам не понял, что написал. Этот парень с афганским синдромом, кто шесть лет просидел в зиндане у духов… ну ладно, у Эррту, и тупит, и скатывается неостановимо в бандитизм, и смотрит вокруг пустыми глазами… И атмосфера, и тупой закон, и зверский Карнавал казней, и люди (и нелюди), тупые, грязные, сомневающиеся, влюбленные, смешные, разные…Мадре де диос, это лучшая книга про Вулфгара, и сам он тут – лучший, именно тут, а не там, где чистенький болванчик с молотом. Ну а «Море мечей», кто ж спорит, лажовая лажа.

Итак, я удивилась, задумалась, и почесала в затылке. Затем я просмотрела на сайте Фантлаба список книг цикла. Надеюсь, никто не удивится, что я начала с книг про Энтрери?
«Наемников» я, есс-но, оставила на потом и на сладкое. Вообще мне повезло, что я начинала читать уже – когда серия Сальваторе выруливала на излет, и я уже знала, из форумных дискуссий, что Тема – мужик умный, любвеобильный, дружить способный, просто с трудным детством. Кто б сомневался )) Клинт Иствуд, сволочь белобрысая, он ведь всегда только придуривается, что он чисто хороший ганмен – а не хороший человек.

Поэтому взялась я с «Беззвездной ночи». Фигасе! Я ведь уже знала, что Артемис – чемпион, и сюжет знала (в отличие от первого боестолкновения с этим танком по выбиванию читательских симпатий), но я ждать не ждала, насколько ассасин великолепен! И как все будет по мне! Вот здесь мне и Дзирт – поскольку они подрались, а потом вместе сбегали из Мензоберранзана – понравился. Сюжет, для мира, и сам – ноль, только интрига и боевка. Но здесь именно в интриге и боевке – раскрываются характеры, а не так, как это обычно по сальваторовски. Джарлаксл опять же. Поскольку я уже, слава богу, знала, что в грядущем эти двое на поверхности будут жертвовать друг другу жизнью, деньгами, и самолюбием, и вытворять чертовы подвиги, как галимые паладины, на Джарлаксла я смотрела с чувством приквела. Так вот ты какой, северный олень. Нет, сам по себе литературно Джа – так. Авантюрист обычный, Локи № 2315-й, интрига проста как копейка. Как раз для тинэйджеров. Мне было как раз любопытно – так вот какой ты был, пока тебя не подхватил Артемис Энтрери, твой воздушный шарик, и не вынес наверх к дню из твоей черной бездны-Клорифты. То есть, я верю, что этот – на Поверхность все равно рано ли, поздно бы полез. Но не повезло если б ему так с напарником…

Любопытно, что происходит, если читать именно в такой последовательности. В электронке у меня был полный выбор. И следующее я прочитала Клинки охотника (без начала, ибо оно провальное) – «Одинокий эльф», «Два меча» и «Король орков», – потому что хвалили, потому что Дзирт тоже притерпелся и стало интересно, к чему он под конец придет, и потому что был обещан То'сун д'Армго и другие дроу, живущие и забавляющиеся войной на поверхности. А политкорректность меня не возмутила. Я как раз оркам сочувствовала, и отначала сопереживала их лидеру больше, чем эльфям. И понравилось.

А все остальное пошло гарниром враздробь.
А потом я полазила по всем охватимым форумам, поискала, что есть еще, и добралась до Кемпа с его Эревисом Кейлом.
А потом пошла и вторая трилогия Элейн Каннингем, где наемные убийцы – уже полуэльфы, причем светлые, и особо великолепная «Эльфийская песнь», виртуозно сосредоточенная (как всегда у Каннингем) – на сей раз на музыке как оружии.
А сейчас уже читаю очередной подоспевший с Джа и Дзиртом роман «Гонтлгрим» в любительском переводе.
И антологии – бесчисленные рассказы.

И возможно, я таки раззадорюсь на Бэйкерса.

…А недавно – я отыскала в сети и прочла романы Кондратьева из цикла «Отыгрывать эльфа непросто» – и сотник С’сешес сын Сабрае из Дома Риллинт’тар, рейнджер (Дом Риллинт’тар действительно существует в рамках Абейр-Торила компании Wizards of Coast) занял непоколебимое место в Мензоберранзане.
И – господь с вами – про Артемиса и Джара я читаю – фанфики!

Нет, конечно, своему основному и непреходящему фэндому – Амберскому – я не изменю, такому не бывать никогда.

Но это дроуское и фаэрунское жж – неспроста. Мне не хочется про этот мир – писать. Нисколько. Но хочется – переводить, и редактировать (последнее – очень-очень). И читать-читать-читать!..
Передоз.

@музыка: Нам ли стоять на месте? В своих дерзаниях всегда мы правы...

@настроение: на дворе трава, на траве дрова

@темы: Литдыбр, Фаэрун, Янтарь

03:21 

Дамы в Фаэруне.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Пришла любопытная мысль - на какую героиню ни посмотришь в ФР - так та наемная убийца.
Эрилин Лунный Клинок - сперва ее за наемного убийцу небезосновательно принимают, потом - уже Арфистка - работает под прикрытием как член гильдии убийц.
Элия - наемница опять-таки в своем Вестгейте.
Калийя - охотница за головами.
Даже Даника - вроде положительная девушка, так боевой монах!
Это с моей моралью что-то не так, или с американской ? :)

Мужики могут быть бардом, прощелыгой-аристократом, вором, жрецом, даже бизнесменом.
Женщине, чтоб пробиться в более-менее первостепенные персонажи, надо кромсать тела и идти по трупам.
Некрасиво, нехорошо, э?

П.С. Насколько в Амбериаде красивее. Ни одной воительницы - а какие смачные девушки!:rom:
Вообще Желязны, с его патриархальностью, женщин изображает замечательно. Сильные и гордые, и на своем месте. Моя любимая - героиня из "Умереть в Италбаре".
И Кали, Мать Беды. Это да...

@настроение: он и она - не одна сатана

@темы: Фаэрун, Янтарь

19:42 

Я обожаю Тодда Локвуда

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?

Ну вот как его можно не обожать?
Одну его работу - я точно видела, - в неком месте истолковали как Корвина Амберского.
А вот это - да, я знаю, знаю, что это к другому роману - и - нет, это не Кэтти-Бри! - но посудите, разве это не наша Корал?

Не Кэтти-бри

А больше всего я обожаю его - за - ...соцреализм.
Ну вот посмотрите на это.

Фрагмент. "Наследие" Локвуд

Разве можно истолковать это иначе, чем - совершенно точно, «Оборона Севастополя», и где-то тут рядом - моряки в белых бушлатах, а с другой стороны - темная волна в фельдграу... то есть, простите, в мензоберранзанских доспехах.


И вот. Я всегда представляла - и отныне знаю - Амбер вот такой.
Амбер?
Ну как-то очень хочется.


И наконец. Вот Это. Вот это - совершенно однозначно, неистолкуемо никак иначе. Просто нельзя представить никого иного. Корвин из Амбера.
Корвин?
А?
Я на библии присягну, я Буддой поклянусь, я Единорога съем, если не так.
И со спины как вылитый похож, и с лица безусловно тоже. ...А то, что лица не видно, как-то вдруг удивительно к месту.
Лицо амберского принца - загадка. Как и его серебряная роза.


@настроение: всехлюбительное

@темы: фэнтези-арт, Янтарь, Тодд Локвуд

01:47 

Про цвета и Мерлина.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Тренд года, как известно, серый, черный и коричневый.
Для женщины, может, и не очень. Но был у меня персонаж… А, ладно, что там, - Мерлин, сын Корвина из Амбера. Очень мощный волшебник, хотя и молодой.
У него были личные цвета – черный, серый, и коричневый. Как он сам о себе думал:
- Серо-пестро-никакой. Я выбирал простым бастардом.
Причем бессознательно, не ведая о них, выбрал цвета отца – и Бенедикта. А когда приехал пожить на Землю, ба, один дом моды объявил серый – вторым черным. «Затем дом Гуччи объявил коричневый – вторым черным. Не гадал, что задаю стандарт элегантности».
Но так он о себе думал во второй книге ;-) а к пятому роману уже знал себе цену, и о том же сочетании полагал так: «Я был в своих цветах – скромно и богато, как дедовский шкаф».

В продолжение темы :guns:
Джулия у меня была всегда в синем. А Мерлин думал о ней (когда видел): «Ей все идет». Цвета Корал были коричневый и зеленый. Но это сначала. А по мере _превращения_, что происходило с бедняжкой, красный плащ, красный цвет захватывал ее всю – розово-жемчужные тени, розовые туфельки… и Мерлин мечтал подарить ей косметичку, в которой не было бы ни единого красного оттенка. А в конце остался один алый рубин, - а женщины, и человека не осталось совсем.
:pope:

Что бы не такого грусть-печального в честь близящегося Нового Года. Люку я подарила свои любимые цвета. Его цвета – были белый, черный и желтый. А когда Мерль его видел в зеленом хаки или в ладене (зеленый цвет ирландского сукна), «белый и зеленый – призрачные цвета его лунатика-отца», так и ужасался мысленно, «чего доброго, так и жду, опять ударится в терроризм и бомбометание». М-да, опять съехали на печальное.

Цвета Нура – когда тот показался в своих личных, были «кобальтовый, гранатный и угольный и резали взгляд». :box2:Цвета Явара, его близнеца, второго Ашвина, я пока так и не придумала. Явар – чрезвычайно сложный, слишком сложный человек хаосит.
У Люка-2, то бишь Ринальдо, повырос собственный жизненный опыт и даже нрав. То, что младший принц понемногу определился и оставил себе черно-желтый («золотая с черными перлами мантия») – это была своего рода его победа, победа личного самоопределения.
Впрочем, желтый и черный – цвета Шершней, личного полка охраны королевских гвардейцев Хаоса, а он был шеф секьюрити.
Еще одна интересная личность – Делвин. Он все время был в коже – в замшевом светлом пиджаке, в кожаном средневековом дублете… Словом, натуральный цвет кожи.

Джасра, когда появлялась в кадре, блистала бесхарактерностью. То бишь умением то наглеть, то прилаживаться к обстоятельствам. Я обыскала всю пенталогию Желязны, ничего более внятного, чем белое платье в сцене шикарного обеда на руинах, - не нашла, но там она явно педалировала роль «подсознательно верной вдовы».
Белый – цвет Брэнда, sic!
Так что я «подарила» ей пестрый :write:
Один наряд был такой: «На ней платье цвета змеиной кожи и, вероятно, из змеиной кожи. Сверху на ней шляпа и вуалетка а ля Жаклин Кеннеди-Онассис. Она ходячий вызов представлениям о хорошем вкусе. И именно поэтому выглядит как знатная дама. Есть некий род экстравагантности, который очень идет к рыжим волосам.»
А второй раз она была в платье «домашнем, однако пикантно-элегантном» из шотландки.

Оба Корвина, разумеется, - черный с серебром. Цвета они не делили. Они оба выше этого.

Дара сперва была не-помню-неважно-в-чем, а когда потом вновь пошла в Адские Девы, оказалась в цветах своего сына – «или сверхлояльность, - или обычай мести, еще более древний, надеть цвета врага, обещая ему смерть».
«Я искал взором синетелую демонессу, и ледяной взор пробирал мне затылок, из проема дыхнуло жаром, и черным туннелем, искра в нем расширилась, окружилась девичьим телом, с короткой прической. Я ошалел. На ней была бурая туника, черные ножны, и черные сапоги и ремень. Короткие волосы белели, по форме Адских Дев, но с легким отливом в пепельный. Ремни ее обильной сбруи, как решетчатой кожи, с оружием, были серо-стальные. Мои цвета.»
Опять грустно-трагичное. Да что ж такое.

Найда. По идее Найда – Психея, и ее цвет «радужный, радужный и радужный»… «мелькнул отлив радужного крыла»… но ходила она все в самом разном.
Ну ладно. Тогда для хорошего настроения.
Картина бала.

Название... Название отрывку не надобно
- - - - - - -
Я сказал настоятельно:
– Мадам, вам надлежит наконец привыкать, к тому, что у вас есть не только сын, но и дочь.
– Что? Ах да, эта бедняжка Корал.
– Да. А скоро будет еще внук. И мы приложим железно усилия, чтобы уберечь для него наследство. У вас есть, – я порыскал за переводом слова, – свояченица. – Я указал взглядом. Найда сидела в углу в кресле, завладев Мэндором. – Мадам, у вас дружная, обширная, замечательная семья.
Она покивала несколько раз, задумчиво-сухо, быстро ушла. Я освежил бокал и сел, в глубокой нише с аркой, где Билл Ротт сидел на резной скамье с бокалом черного. Я надеялся, Билл повидал на веку венцов, и ВИПов. Я настоял, чтоб он был, я хотел, чтоб он с нами познакомился, ведь наконец жируем на его счет. Он трогательно оробел титулов, нескольких корон, имен, бряцающих грифонов. Желая поддержать, я чокнулся с ним.
– Ну вы совсем что проведитор, при своих кондотьерах. Что отпишете дожу – головы нам рубить? Или ставить памятник?
Билл улыбнулся, розовея, подкрутил усы, поиграл своей золотой цепью с медальоном.
– Все-таки, – заметил он, – я не одобряю, и боюсь пыток. Как только начнется уж совсем секретное, – как ты полагаешь, – я лучше уйду, вслед за этой обаятельной дамой. Она, ведь наверное, не откажется показать мне галереи ее замка?
– Билл, Билл. – Я покачал головой, попав в растерянно-игривый тон, которым не говорил с ним со времени похорон его жены Элис. – Впрочем, вы правы, конечно дама очень хороша, хотя верная вдова, и все при ней.
Билл чуть фыркнул в пушистые усы.
– Все должно было быть совсем не так… – сказал я вдруг…
…На стенах медные кастрюли и посудцы ярко горели. В камине грелись кувшины напитков. На всех девушках были чистые передники, и на Корал тоже. Она чисто вымела скобленые, душистые деревянные полы. Хозяйка, Одноглазая Молл, на этот день уехала к родне. Она гордилась славой своей таверны. Корал, опуская глаза, говорила, что кажется, наверное, странным, что у нее такие хорошие отношения с ее Отражением. Мы хором заверяли ее, что совсем не странно. Я сидел в нише у камина рядом с Биллом Ротом на скамье, обновляя вполголоса бокалы. Билл хотел познакомиться с нами, я настоял, чтоб он был, ведь наконец жируем на его счет. Он трогательно оробел титулов, нескольких корон, имен, бряцающих грифонов. Мы с Биллом ставили пари на то, сколько конечностей будет у следующего прибывшего, и сколько у его ездового зверя.
Каждому прибывшему хозяйка подносила на крыльце именно тот напиток, который он желал, с дальней дороги.
У ильмовой коновязи Тигр, черно-желтый грифон, с любопытством взмахивал головой, поглядывая на Бургута, и кричал петушиным кликом зари. Липа шумела над колодцем в глубине двора, с золотой колодезной цепью, в Таверне На Краю Света.
читать дальше
- - - -
:)

@музыка: Do You Know what It Means to Miss New Orleans

@настроение: он и она не одна сатана

@темы: Янтарь, растабары

16:43 

Древности Авалона (для вселенной Амбера)

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
В честь миновавшего Самаина... и длящегося Йоля...

Это, наверное, из-за сериала "Гримм" и множества его мифологических отсылок.
Или оттого, что пересматривая прежние материалы, я вырыла этот фрагмент и он воззвал к публичности...

Итак - немного предыстории.
В моем хэдканоне две книги приквелов входят в Амберскую вселенную - и "Заря Амбера", и "Хаос и Амбер" Бетанкура. Третья мне не понравилась, и своею авторскою волей я ее из континуума исключила. На ее месте в хэдканон входит некий мной придуманный вариант событий, с иной комбинацией героев и злодеев.
К слову "Путеводитель по замку Амбер" в мой континуум тоже не входит, свят-свят, не надо нам такого счастья.

вкратце интрига приквелов

В новом мире - среди Теней, порожденных сплетением и противоборством Логруса и Образа, продолжали существовать Отражения этой давней истории.

Отсюда начало Авалона.

История Авалона


...его имя проклято и забыто, зовут только Лорд Веррин (Зеленый Лорд из Веррина). Лорд в башне (или слоновой кости, или из костей дракона), забавлялся якобы тем, что кормил людьми ручных змей. (Башня "на север от солнца, направо от луны").

Нападения с севера - Оркании и Лохланна - северных захватчиков (фоморы).
=>якобы в союзе с ними, или просто одновременно - Кавит Шармуа, с армией, которую сколотил из недовольных, башню спалил удар небесного огня.
Известно, что преследовал Веррина, пока не загнал на островок, где тот умер от ран.
Перенос столицы в Авалон, и страна названа Авалоном. Женился на сестре Веррина, которая принесла ему в приданое культы => Матери со Змеями (главный культ страны, нечто вроде святой Биргитты), Ма (матери) с Котлом (покровительницы колдовства). Был и древний культ единорога (но в виде больше похожем на быка, с одним рогом на носу) - не то воплощения, не то порождения еще одной Матери - т.н. Матери Порождающей, родительницы главных богов.

От времен Шармуа - две первые серебряные башни на западной окраине. Великий и могущественный лорд и король, сколотил и объединил страну.

Его сын - Кавит Асан.
При нем - разброд, поскольку сам он увлекался авантюрами - взлететь в небо, спуститься на дно морское, завоевать все окраинные земли по краям мира - Золотой Берег, Серебряный Берег, Бронзовый Берег, Изумрудный Берег и Коричный Берег.
При нем появились его богатыри-витязи, а в стране ссорятся бароны.
От тех времен, в память этих завоеваний - пятигранный обелиск в центре столицы, в разных Тенях тот - изумрудный, алмазный, базальтовый, железный черный из самородного чистого железа, так что тысячи лет не ржавеет.

Наконец его витязи привезли его из далекой страны в хрустальном гробу, и ясно сообразили, что срочно нужен наследник.
В стране одни считали, что не нужна династия, другие - что нужна другая династия, например, их, купечество сбывало активы, а в развалинах костяной башни, по слухам, вновь объявились обратившиеся к черному колдовству.
С севера нападают на дармовщину лохланнцы.
В этих условиях Корвину было достаточно выиграть пару битв против лохланнцев и "открыться" витязям своего отца.

Превзошел и отца и деда, а правил дольше их, так что стали вспоминать только Кавита Корвина.

По официальной версии, его похитила мачеха (вроде истории Берты Большеногой). "Наследник вышел из леса Моруа, где воспитывался, и все стало в порядке".
"Конечно, чистой воды самозванчество. Но поскольку он это выдумал, эту Тень, то еще кто кому самозванец?"

Рыцари стали восседать вокруг круглого стола, многие древние культы не то чтоб запрещены, а в небрежении, везде храмы реформированного культа Единорога. И распространяются новые учения.
_______________________________
См. далее Часть 2. Эпоха Корвина

@настроение: вспоминательное

@темы: Литдыбр, Янтарь

16:45 

Древности Авалона для вселенной Амбера. Часть 2. Эпоха Корвина.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
...собственно, когда из дальних земель набрели новые вероучители, босые, и подпоясывающиеся веревками, это было знамением грядущего финала Авалона и правления Корвина.
Как вы можете видеть - это по сути иранская мифология, Солнечная Династия Пишдадидов.
(А как вы думаете, откуда в Тени Земля у Фирдоуси она взялась?*)

_______________________________
Об Авалоне из внутреннего монолога Корвина.


Я сказал о Авалоне сыну. Следовало. А теперь ощущаю, что не знаю, сумел ли объяснить. Мало, что гонка в иных делах и скованность полузнакомства. К сожалению, я не могу говорить об Авалоне подробно до сих пор. В Хаосе где слышать? Разве в Тени Земля. Я просто сообщил, где можно найти в общих чертах, хотя по какой-то Тени. Авалон погиб в кровавых раздорах. Но довершила его явясь как из неведомой земли армия доспешных мужланов, предводимая ересью, а как они считали, новой, более очищенной верой. Я не знаю, нашли ли они лучшую истину. Но пока по пути к ней они просто все разрушили. Мне пришлось смотреть, как Круглый Стол разрубили на куски, зовя местом, запятнанным идолопоклонством, как с серебряных башен коваными таранами сшибали дивные скульптуры, как стигматы скверны. читать дальше

@темы: Янтарь, Литдыбр

18:56 

Для вселенной Амбера. Часть 3. Витязи Корвина.

Снег на крови или кровь на снегу - какая разница?
Стоит поведать, Пять Витязей Корвина на родине не были ни рыцарями, ни джентельменами - только солдаты, по званию рядовые или сержанты, которые сторожили Корвина в башне в те полгода, когда армия содержала его в отдаленной башне в глуши вдали дорог в мирной провинции, не желая отдавать пленного монарха в руки лордам, и парламенту, опасаясь, что лорды склонны к сговору с королем и побоятся его казнить. Остерегаясь и друг друга, полки прислали лучших солдат по выбору от каждого полка, именно солдат - ибо рыцари и офицеры были в подозрении в симпатии к павшей короне.
И тем не менее харизма, стойкость и неодолимая привлекательность личности Корвина обаяла этих пятерых, и они "полетели на его слова, как бабочки на огонь..." и сбежали с ним - в Амбер.

Сам Корвин считал, что с этимя пятерыми он мог бы основать Второй Круглый Стол, - если бы нашлось где.

Амбериты не в силах бы были поверить, опиши их так, какими они были на своей подлинной родине, были в их сути.

Вот герцог Гир Эстреваллийский. Ястреб, или сержант Ястреб, сирота, с малых лет слуга, известный двумя обстоятельствами - неодолимой склонностью к богатым, красивым, умным, сексуальным, и желательно знатным женщинам старше него, и тем, что до армии он был телохранителем и убийцей-ассасином у одного алхимика.

Сакрист, рьяный, простодушноуверенный, и необычно одаренный самодеятельный проповедник, красивый собою, белокурый, с исключительным внутренним благородством, и известный обычно под прозвищами Длинный Сакрист, или Честный Сакрист - оба прозвища абсолютно справедливых! - и Коротышка Доббелейн - эти были из одной деревни.

Старше их всех как по возрасту, так и по званию и жизненному опыту, Хей, или сержант Хей, - он был казначеем и профосом своей роты. Сэр Хей так и остался верен судебной карьере - он служил помощником профоса полка, в котором Корвин был принцем-шефом. Король не повышал его в звании, но постоянно отправлял чиновником по особым поручениям расследовать важные либо загадочные преступления по всем уголкам Амбера. (Рыцарь сэр Хэй погиб от рук преступников в одной из таких поездок.) Мрачный, жестокий, с непримиримым суровым мировоззрением, прирожденный и властный лидер, сержант Хэй был самым трудным орешком для Корвина. И в его присутствии, со всей своей королевской кровью, Корвин так никогда и не сумел делаться ему командиром.

Ну и наконец Ренк. Ренкивер. Ну что еще можно сказать. Это Ренкивер.

В Амбере Корвин никогда и никому не разглашал подлинную историю.
В Амбере о Пяти Витязях Корвина существовали многочисленные, серьезные и полусерьезные, в разной мере мистические теории.
В Амбере считали, например, что Пятерка - это аватары Корвина, пять граней его личности, которые он отщепил от себя.
В Амбере считали, что Пятеро - это стихийные, природные духи, которых он вывез из Авалона.

________________________

Я на всякий случай, все таки обхожу дольмен. Из-под торчком гранита кроличья нора. Но вокруг нее зловоние, обломки костей, мех, выбросы земли. Хозяин поменялся. Среди костей иные крупные, не разберешь, не человеческие ли, а часть комков неприглядно поросли чернью и бурой зеленью.

Раздается тявк. Я поднимаю глаза. На недальней кочке стоит трехногий хищник, обрубок передней лапы задран вверх. На лисицу похоже, но с круглыми ушами, на куницу похоже, но с втяжными когтями, на гиену похоже, но тысячежды красивей, на опоссума похоже, но куда с виду умней. Морда белее снега, шея черна, как уголь, "с пушистым голубым хвостом и серым в пятнах животом", и спинкой в полосах багрянца, Чудесная Лисица Из Крогенвейха.

Ястреб, произношу я одними губами.

Когда я возводил его на трон, сэр Брюан с Дальних Островов, прозванный богом за умение доставать, привез два сиденья из резной кости, а этим мехом была подбита его герцогская мантия. Подлинная расса передо мной неподдельно воняет пряностями.

И значит, это… Пустое, я пожимаю плечами. Зверь прыгнул недовольно, исчез. Только простаки верят, что под серыми кругами непременно спит древний витязь. Может, клад с охранником; может, невеста с приданым; может – обитатели этого дольмена, затворясь от смертных. Я ударил концом Грейсвандир черный комок, и он рассыпался мелкими серебряными кружками.

Я не взял. Деньги никогда не были заботой.


____________________

Много чего можно увидеть на пустоши. Я знал, что не могу их видеть. Но они были там.

Два тонких стальных дрота в доспехах. И доспехи одного горели медно, как огонь, с твердыми, яркими лучами-шипами, и доспехи второго были белые, как снег. Два их меча – режущая ртуть. Два их коня – Злосчастье и Горе. И под доспехами виден был цвет коней, белый и черный. Два их боевых крика – когда издают они, женщины лишаются потомства, а враги их на поле боя – мужества, и падают замертво. Вправо стоял Добрый Бальи, и в одной его руке был черный жезл, и в другой руке – меч правосудия. Слева был маленький, нескладный лучник, весь в красном, и стоял он, опираясь на ясеневый лук, выше него. А посередине стоял опоясанный рыцарь. И молодые глаза у него под забралом были голубые. Доспехи его облиты в цветных пятнах, зеленое, красные вспышки, желтое цветение, и были как травяной яркий луг. А рядом с мечом на поясе у него была привешена свирель, и на ней он всегда мог сыграть три песни, что насылали на слышавшего сон, тяжелый, как камень, смех и радость, непробудные, как смерть, и слезы, глубокие, как раскаяние, – и на звук его свирели мы собирались во всякое время; хотя он, может, и не мог сказать много разных слов.

Они же сказали, что их время полночь. Они сильнее всего полночью… А сейчас не то.

Я на время отвернулся.

Потом я смотрел вновь, и пятерка была там. Они стояли в оболочке света, который почти закрывал их. Затем исчезли.

Я не настолько устал, меняя тени, чтоб какая-то часть моего мозга могла вырваться и неподконтрольно реализовывать галлюцинации.

__________________
– А что можешь сказать об остальных?

– По моему, ты узнавал о них так же, как и я. Ах да. Ты хочешь услышать в моей интерпретации. Кроме, впрямь часть, что вряд ли кто осмелился тебе сказать.

– Я знаю, что Сакрист погиб при Джонсон Фоллз. – В тот же день я посвятил в рыцари Рейна – метафизическая замена.

– Ну, Ястреб выпал с четвертого этажа через десяток дней, как ты пропал. А поскольку в том доме не жила ни одна знатная, властная, богатая, красивая и, увы, пятидесятилетняя герцогиня… Его тогдашняя герцогиня жила в другом конце города.

– Да, – сказал я. – Понятно.

– Конечно, с его квалификацией ножа и змеи… Хэй так и прослужил всю жизнь помощником профоса, потому что он расследовал то событие. Это был единственный раз, когда он пытал и казнил без приказа. Но следы вели к Эрику, и он сумел представить доказательства, так что дело замяли. Принц неподсуден. Сэр Ренкивер осел на землю. Он всегда говорил, что он фермер. Твой рыцарь-шут спился, а потом стал деревенским сторожем, рядом него. Нет! сначала довольно долго поразбойничал, а уж потом спился. Но… видишь ли…

– Странные дела, – сказал он, – тут творились во дворце, призраки. У нас призраков… Ты ведь знаешь, коль очень нужно, можно попытаться остаться. Иногда их мечи даже могли оставлять кровавые следы… И наверное, невесело было Эрику лет десять. Один в белых доспехах, другой в красных. Но силы когда-то кончаются. Эти призраки! Они ведь везде пролазят! Они нашли потайной ход. Они провели Доба ночью, – угадай куда! Прямиком в папашину спальню. Что он ему наговорил! В мягкой передаче – если б порядочного короля пропал такой сын, тот вывернулся бы из души разыскивая, а наш и не чухается. После этого, конечно, ему только оставалось в разбой. Так что люди говорили, возле Святого Отшельника Из Зеленого Леса всегда были его лис, его дрозд, его белая пчела, и его Чудачина Доббелейн.

– Значит, они все-таки собрались все вместе, – сказал я.

– Хм, – заметил Блейз.

– А ты, значит, все-таки пытался переманить хотя бы Ренка.

– О! – сказал он. – Но поэтому я считал, ты умер. Уж они бы знали, где ты. Не понимаю, как ты мог терпеть этого своего Сакриста, его нудные речи…

– Да, его вера была воинствующей, – сказал я. – Но хватит хвалить моих людей, а не то я начну хвалить твоих, и тогда мы до утра не разъедемся.

– Давай. Начни, – сказал Блейз. – Вот, о Джерри.

Я раскрыл рот. Потом закрыл.

– Я всегда выказывал свои козыри. Вот и потерял их все. А ты умеешь хранить свое золото.

– Тонко и поэтично, – отметил Блейз.

На самом деле я не знал ничего о его слугах. Вот так всегда. Когда боишься выказывать человечность, как слабость, на равных, применяешь ее к низшим, если она есть.

@настроение: меланхолия, вспоминательное

@темы: Янтарь, Литдыбр

По дороге в Мандалай

главная